днев

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

днев > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 18 сентября 2018 г.
Как безжизненная акула времени А.С.Гро 05:06:51

божестве­­нный фактор отрицан­ия

Взрыв эмоций, как в сказке далёкой,
звенит пустой монетой по сердцу, и в ответ сходит снег по лицу.

­­­­­­

Любовь. Вечность. Судьба. Почему же проще нельзя? Разве нужны подобные отношения, потому что это всё судьба? Раз судьба, так сразу в постель, так сразу за кольцом, так сразу любовь до гроба? Почему близость должна быть далёкой? Если и вправду веришь в особую связь, можно и обойтись без традиций. Слишком много отношений. Как болезнь, эпидемия. Особая связь — кормите её, кормите, тогда она вырастет в прекрасное дерево. Я знаю, это сложно. Ведь всё держится на особых столбах человечества — создание смысла жизни. Мне всё ещё хочется верить, что связь возможна. И я никогда не верила в судьбу. Меня стали смешить все эти поиски особых причин там, где их нет. Расстаться — нашла другого, хочешь найти другого. Мне нравится иногда видеть человека, выслушивать его, немного себя, но отношения...


В пятницу вечером поехала постирать постельное бельё. И я весьма рада, что Настя спросила меня, помню ли её адрес. Потому что я зациклилась на двух задачах — ехать на седьмом трамвае и выйти из него. Дальше была пустота. Просто не задумывалась, что после выхода из трамвая что-то должно быть. Там просто тьма, там ничего. Забавно. Потом мы пили чай несколько часов. Долгий чай. Разговоры, разговоры. И много теорий о том, что есть мир. Бродить вечно в замкнутом пространстве только потому, что ты больше нигде не был при жизни. Как вечная тюрьма. Ад наяву. А потом домой, домой на том же трамвае. И как можно скорее на улице мимо своих соседей, дабы избавить себя от слов о том, что слишком поздно. "Если бы ты проводила меня до трамвайной остановки, то я бы думала, как ты там добралась назад". Порочный круг беспокойства.

Суббота. Я легла в час ночи, проснулась в пять. Не смогла заснуть. Слишком много мыслей в голове. Бесполезные визуальные образы ремонта и замены вещей в квартире. Боюсь, такое преображение обошлось бы в стоимость самого этого помещения. Для чего-то я даже поискала многие вещи в интернете, почитала много всего. Понимала, что бессмысленное занятие, но затушить пожар потока мыслей и заснуть не удавалось. Далее, наконец, за долгие годы я взяла в руки карандаш, чтобы порисовать. Я помню десятки детских рисунков, мне они казались слишком милыми. Да и какая польза от того, чтобы часто срисовывать один и тот же или похожие? Потом я поняла... Повторить на максимальной точности, лёгкие детали к сложным. И, святые, как же сложно мне было утром в субботу сделать столь примитивную вещь. Я забыла абсолютно всё. Давно уже не могу рисовать сама или с натуры, срисовка оказалась не менее провальной. Но тем не менее это принесло удовольствие. Едва ощутимое. Да и терпение показало, что стоит просто продолжать, чтобы руки вспоминали. С каждой ошибкой я слышала голос того человека, который всегда подходил и направлял мою руку. Это было невероятно давно.

Вечером съездила к Диме посмотреть вновь "Ходячий замок". Всё хорошо. Но в конце я услышала скрип железа, а потом мир перестал быть цветным. Достаточно маленького зерна чей-то агрессии или злобы на меня, чтобы во мне всё закрывалось ещё надёжнее. Меня пугал это ледяной металл, когда я стояла на улице, прощалась и держала тёплый кофе. И дело не в примитивном "разлюбила и бросила", а в том, что щупальца мороза забирают весь мир в свою власть. Равнодушие к небу, луне, кофе. Но я безумно хочу быть живой, но всякое желание ощущается всё меньше и меньше. Я не могу быть уверена. У меня словно нет внутреннего голоса, поэтому желание есть мысль, чувство есть мысль. Обречена на ложь самой себе. Чтобы принять решение, нужно прислушиваться к тому, что хочешь ты, однако там темно. Кофе не приносит мне удовольствие. Некоторое время я создавала в голове визуальные образы, потом находила отражения в реальной жизни и получала некое наслаждение от того, что что-то может осуществиться. Но это быстро тлеет. Сейчас ещё быстрее. Не хватает и десятка минут. И меня тошнит от суррогата.

Подробнее…Воскресенье. Поймала себя на мысли, что стремлюсь уйти в шумное комфортное место за час до того, как меня начинает смывать волной отчаяния. Я шла. Рядом парил белый шарик — "Happy Birthday!". Горечь показалась сначала на губах, потом прытким движением пробралась в организм. Мысли обращаешь к бездушному белому шарику. Впереди меня на несколько моих шагов. На переходе его слегка толкнула машина, но он всё равно вернулся на свой поток, а позже наши пути разошлись. Кажется, я попросила принести мне однажды что-то. В маке пару минут я пыталась открыть бутылку чая. Lipton. Зелёный с земляникой и клюквой. Люблю или нет, но привычнее. Я стала плохо распознавать и различать вкус еды, иногда путаю ароматы. Не думаю, что это будет продолжатся долго. А чай... да, чай пришлось попросить открыть какого-то молодого мужчину.

В какой-то из дней кивнула бабушке с первого этажа, увидев её в окне. Она часто наблюдает. Когда подходишь ближе к подъезду, начинает прятаться за шторку. Она кивнула в ответ.

А вчера удивил дядя. Билет в Москву на этой неделе. Серьёзно? Что происходит с этим миром? Я не против, мне-то какая разница по сути? Но это же мне придётся ему звонить и проверять его каждый день. А с учётом того, что это за человек в свои семьдесят семь лет... ответы будут редки. Иронично, что я испекла пирог после полученной информации. Для Насти вообще-то, но прям в честь отправления поезда в опасные места. Корабля на необитаемый остров. У меня много плохих ассоциаций с этой поездкой.

Я хотела написать о планах на выходные, но уже слишком много букв. Там будет поэтическая встреча, проводы дяди и, вероятно, небольшой концерт, либо фильм ужасов и кофейня. Надо что-то делать с собой. Надо. Где-то и что-то должно откликнуться во мне. Мне не хватает этой вот жизни, но об этом потом...


И всё-таки оранжевое дерево чудесно.


Подкаст БИ-2 - Птица На Подоконнике (ft. Диана Арбенина, Владимир Шахрин, Найк Борзов, Настя Полева...)

Музыка (... Михаил Карасёв, Алексей Могилевский & Муся Тотибадзе)
Категории: #6 - Колыбель качает нимфа
05:08:01 А.С.Гро
и надо пережить этого судака... меня тошнит физически. не лучшее решение отравиться перед важной парой.
05:22:44 А.С.Гро
плохой подкаст.
Вчера — понедельник, 17 сентября 2018 г.
Взято: Re: °moon u Dankor 19:24:01

Mudenь

­yuеliang 17 сентября 2018 г. 17:41:38 написал в ­Медведица
­­

ПЕРСЕЙ (лат. perseus) — созвездие северной части неба, названное в честь греческого героя, убившего Горгону Медузу.
­­­­
МИФОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРСЕЙ — ЭТО ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ ОДНОГО ИЗ САМЫХ ЗНАМЕНИТЫХ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИХ МИФОВ. СОЗВЕЗДИЕ ПЕРСЕЙ, ПРЕДСТАВЛЕННОЕ СЛАБЫМИ, НО ВСЁ ЖЕ ВИДИМЫМИ НЕВООРУЖЁННЫМ ГЛАЗОМ ЗВЁЗДАМИ, ВЫГЛЯДИТ МУЖЧИНОЙ, КОТОРЫЙ ДЕРЖИТ НА НЕКОТОРОМ ОТДАЛЕНИИ ОТ СЕБЯ КРУГЛЫЙ ПРЕДМЕТ. ОКРУЖАЮЩИЕ СОЗВЕЗДИЯ КАССИОПЕЯ, ЦЕФЕЙ, ПЕГАС И АНДРОМЕДА РАСПОЛОЖЕНЫ ТАК, ЧТО ОНИ ОБРАЗОВЫВАЮТ СЮЖЕТНУЮ ГРУППУ ОДНОГО ИЗ МИФОВ, СВЯЗАННЫХ С ПЕРСЕЕМ. НЕСКОЛЬКО В СТОРОНЕ НАХОДИТСЯ СОЗВЕЗДИЕ КИТ, НАЗВАННОЕ ПО ИМЕНИ ЧУДОВИЩА, ТАКЖЕ ПРИСУТСТВОВАВШЕГО В ЭТОМ МИФЕ.

­­
~ 3947 ~ m о r r i g a n в сообществе LAGUNA 12:19:17

--------­--------­------- ~ Мы создаем­ себе чудовищ­ ~

­­

Подробнее…у меня бартеры часто с приключениями
начиналось все довольно обычно - Лана, вдохновение и все в этом духе

­­

однако потом морри унесло смотреть хештег реджина&гай и вот здесь уже понеслось, хочешь - можешь не носить эту неадекватность Х)

­­____­­


­­____­­


Категории: Morri
показать предыдущие комментарии (5)
13:55:21 Astaroth Lacrima
Как круто*___*
14:04:12 m о r r i g a n
благодарю :3 большое спасибо) Солнышко, как я рада, что тебе понравилось, мне так приятно, что ты ощущаешь это подходящим для себя *_* вообще ты мне замечательные скринкапсы дала, они сами так и бегут в руки а картиночек я тебе в вк отсыплю ;-)­ там еще больше "взаимодействия"...
еще...

невероятно красиво, особенно первый *_*
благодарю :3


люблю синий, но здесь золотой особенно шикарно смотрится *-*
а первый аватар - вообще что-то невероятное
большое спасибо)


Duchess de Valois
Солнышко, как я рада, что тебе понравилось, мне так приятно, что ты ощущаешь это подходящим для себя *_* вообще ты мне замечательные скринкапсы дала, они сами так и бегут в руки
а картиночек я тебе в вк отсыплю ;-)­ там еще больше "взаимодействия"


Как круто*___*
спасибо, Асти <3
16:07:50 firе wаlk with mе
красота какая **
16:12:11 m о r r i g a n
спасибки <33
Позавчера — воскресенье, 16 сентября 2018 г.
... Дым от костров 07:41:06

дикая мята

Ощущение, что весь мой город решил переехать в Питер.
Я сюда специально сбегала, чтобы не было этих неприятных лиц. Теперь же страшно выйти в магазин, потому что вероятность встретить знакомого увеличивается с каждым годом.
Была так рада, что почти все мои одноклассники уехали учиться в Краснодар и Ставрополь, а теперь мне пишут, что хотят переехать в северную столицу, и еще так подлизываются.
Больше всего удивил один человечек, в прошлом мне от него хорошо доставалось. Драки драками, но было дело, что ловил после школы, и хорошо прикладывал к стенке, за косой взгляд или что защищаю других. Меня неоднократно и душили, и не скажу, что прям избивали, но ребра болели. Теперь же его заинтересовало, как же у меня дела, чем занимаюсь и не померла ли, а может замуж вышла, и вообще как там дела в большом городе. И самое гадкое, что если он и переедет сюда, то жить будет в моем районе у своего дружка. Да, город большой, но все равно неприятно.


показать предыдущие комментарии (2)
08:14:34 Дым от костров
Поршиво и то, что не хочется его тыкать носом в прошлое. Не знаю, почему так выходит.
10:22:32 Мастер потерянного времени
да уж понятно,неудобно как-то припоминать,да и самой не хочется вспоминать но чет как-то у вас уж слишком сурово было...ещё судя по всему и парень,а полицию таких сдавать надо
10:36:49 Дым от костров
Да, он часто попадал в лапы полицейских, все его жалели, не хотели ему жизнь портить и мать жалко было. Вот и ходил безнаказанно.
13:33:19 Мастер потерянного времени
понятно :-[­
перепрошла тест сонди милая ведьма. 02:48:17
забавно, что проходя тест тебе кажется, что иначе бы не ответил, но как же отличаются результаты в разные периоды жизни и эмоционального состояния :-?­

Подробнее…Вектор S: сексуальное влечение

Гуманизация бисексуальности, стремление к улучшению культуры и цивилизации.


Вектор P: пароксизмальное / этико-моральное влечение

Накопление ярости, ненависти, гнева, мщения, зависти и ревности. В поведении доминируют бессовестность, несправедливость, нетерпимость, злонамеренность.


Вектор Sch: «Я»-влечение (характерологические черты)

Экстраверсия. Позитивизм, рационализм, сухость. Холодность, жестокость, строгость. Стремление к знаниям ради увеличения способности обладать. Излишнее стремление к формализму, логике, аккуратности и порядку. Бесчувственность, холодность чувств. Эгоизм. Корыстолюбие, жадность. Своенравие и упрямство. Самоизоляция, стремление к уединению.


Вектор C: влечение к контакту

Навязчивая амбивалентность в привязанности с готовностью к отделению и отправлению на поиск. Двойная связь с отделением от прежнего объекта. Депрессивное настроение.


1. Биологические предпосылки

(hy+) Смешанный неустойчивый тип высшей нервной деятельности.

(m) Сильный неустойчивый тип высшей нервной деятельности, правополушарный вариант.


2. Конституциональный тип

(hy+) Инфантильный. Эмоционально незрелый, неустойчивый, эмотивный тип реагирования.

(m) Пикнический или инфантильный. Стеничный (гипертимный) экстравертный тип реагирования, активный, оптимистичный, экспансивный.


3. Характерологические особенности

(hy+) Отличается высокой эмоциональной вовлеченностью, неустойчивостью и изменчивостью эмоций, чертами демонстративности, противоречивостью установок (быть причастным к интересам своей группы и одновременно отстаивать свои эгоцентрические интересы, декларировать альтруизм и реализовать эгоистические потребности).

(m) Самостоятельность, независимость, потребность в самореализации, выраженный индивидуализм, настойчивость в достижении цели, стремление потакать своим слабостям, избыточная увлеченность развлечениями, поверхностность в контактах с окружающими, импульсивность в высказываниях и поступках.


4. Личностные свойства

(hy+) Демонстративная личность с противоречивой направленностью мотивов; мотивация достижения сталкивается со столь же выраженной мотивацией избегания неуспеха. Склонность к соматизации конфликта. Тип восприятия художественный, чувственный, наглядно-образное мышление. Стиль межличностного поведения гибкий с тенденцией к перевоплощению в разные социальные роли.

(m) Мотивы поведения обусловлены эгоцентричностью сиюминутных потребностей; самооценка завышенная; эмоциональная жесткость; интуитивное восприятие, опережающие опыт суждения; защитный механизм – отрицание проблем.


5. Выбор профессии

(hy+) Актер, журналист, манекенщица, художник, общественный деятель, дипломат, продавец, учитель, воспитатель, администратор.

(m) Коммивояжер, агент, директор гостиницы, ресторана, главный врач больницы, зубной хирург, биржевик, предприниматель, геолог, скалолаз, водитель-дальнобойщик.


6. Социальная активность

(hy+) Декларация альтруизма, участие в общественных движениях, служение народу.

(m) Административная сфера, независимость от ограничивающих свободу действия жестких рамок, криминальная направленность.


7. Болезненная деформация влечения

(hy+) Истерические конверсионные симптомы, авантюризм и псевдология как варианты отклоняющегося поведения.

(m) Импульсивное поведение, экспансивно-шизоидная акцентуация, алкоголизм, наркомания, аферизм, мошенничество.
суббота, 15 сентября 2018 г.
 твой союзник 22:05:08

Тишина не должна так громко звучать, но каждую ночь яро глушит меня.
На нервах моих пляшут тени, отбивая отточенный ритм.
Теряю ориентир, кажется.
Эпизод 2: Олово и снег. твой салат. в сообществе fairy tales among us 15:30:03

Место: один из переулков возле бара "Отравленное яблоко"
Время: Пятница, около 23:14
Персонажи: Патриция Уайт, Гретель Вон Аабрехейм.

­­

Кто же знал, что со времен жизни в Фейблтауне пути дам так разойдутся: кто-то стал членом местной администрации и часть "правосудия", а кто-то стал часть мира темного и занимает пост правой руки местного мафиози. Вряд ли спустя столько лет Снежка сможет вспомнить ту маленькую девчушку с рыжими волосами, которая была настолько напугана, что даже пыталась отдать ей и ее банде свои деньги, правда ту вовремя остановил брат. Сейчас это было не важно. Они встречались слишком часто, будто лучшие подруги, которые оказались по разные стороны баррикад. Но закончится ли этот эпизод удачно для обоих? Или может, снег сможет остудить пыл олова и в этот раз?



Категории: Гретель Вон Аабрехейм, Патриция Уайт, Эпизод
показать предыдущие комментарии (5)
06:29:46 твой салат.
За время работы в роли детектива Гретель увидела достаточно разочарования и обвинения в глазах всяческих нарушителей покоя Детроита, поэтому никакие взгляды и вздохи наигранных леди не могли остановить ее в попытках довести дело до конца. - Это ты называешь обвинениями? Здравый интерес, не более...
еще...
За время работы в роли детектива Гретель увидела достаточно разочарования и обвинения в глазах всяческих нарушителей покоя Детроита, поэтому никакие взгляды и вздохи наигранных леди не могли остановить ее в попытках довести дело до конца.
- Это ты называешь обвинениями? Здравый интерес, не более, пытаюсь узнать, что и как ждать мне дальше и стоит ли волноваться, - вздыхая тяжелее прежнего, Грета не решилась подойти ближе, конечно же нож под ребра не убил известную сказку, но ум она еще не потеряла, - Мне не нравится, когда здесь нарушают порядок и довольно откровенно мне врут. Особенно о делах, которые касаются опасности населения. От вас несет каким-то неприятным запашком преступности и опасности. И я бы не назвала собутыльниками ребят, которые так часто трутся рядом. Сложно заметить этого парнишку.. м.. Кая, что ли? Он слишком часто трется с местами опасными, а еще чаще около тебя. Я не слепая, девочка моя. - разминая тонкие и бледные пальцы, которые отдавали тихим хрустом в тишине, Вон Аабрехейм неприятно улыбнулась и все же подошла чуть ближе, внимательно окидывая взглядом Патрицию, - И шерсть на твоем воротнике. На темном очень хорошо видно седую шерсть. Не похоже на то, что я представляла под словом "доберман".Разве они не гладкошерстые? - неприятная улыбочка сменилась на прищур, который все так же исследовал ее дальше, находя хоть какие-то зацепки о притчах, с которыми бывшая принцесса могла бы общаться. Сейчас это было весьма важно для детектива, ведь та даже понятия не имела где искать. Правда, шерсть наталкивала ее на идею о вервульфах или медведях, которых к сожалению было достаточно в чертах и за Детроитом. Неужели ей придется перешерстить всех?
12:26:03 полоз.
Грета была уперта, этого у нее не отнять. И, по мнению Пат, слишком назойлива. Ее было слишком много в этом городе. А ведь у нее есть еще и братец-близнец. О боги, если бы Ганзель был по характеру такой же, то большинство притч попросту бы сбежали из Детройта, дабы не словить передоз этих рыжиков в...
еще...
Грета была уперта, этого у нее не отнять. И, по мнению Пат, слишком назойлива. Ее было слишком много в этом городе. А ведь у нее есть еще и братец-близнец. О боги, если бы Ганзель был по характеру такой же, то большинство притч попросту бы сбежали из Детройта, дабы не словить передоз этих рыжиков в своей жизни. К счастью, шериф был иного склада, что спасало таких, как Уайт от лишних нервных срывов.
- Твой здравый интерес попахивает клеветой. Кстати, статью за нее в мире простаков уже отменили, раз ты так бодренько на меня наседаешь? - как будто между делом поинтересовалась Белоснежка, - Тебе не нравится нарушение порядка. Мне не нравится нарушение личных границ и обвинения в том, чего я не делаю. Можешь обвинить меня в алкоголизме, мизантропии, недотрахе, плохом вкусе и любви к деньгам. Но вот это. Вот эти похищения людей, наркотики, убийства. Бред сивой кобылы, Гретти.
На последней фразе Патриция даже непривычно повысила свой голос, настолько ей не нравились эти пустые обвинения в ее адрес. Если подумать, ее часто винили во всех смертных грехах. Мачеха вот пару раз пыталась доказать ее папаше, что Белоснежка нездорова на голову. Нет, ну теперь конечно, психическое здоровье бывшей принцессы под большим вопросом. Да и репутация тоже. Именно поэтому каждый законник считает своим долгом прийти и ткнуть очередным происшествием или своими подозрениями ей в нос. Раздражало. И, если бы не характер Уайт, она бы давным давно сорвалась и послала бы кого-нибудь в пешее эротическое. Но Патти была холодна, как лед, а оттого повышенный на полтона голос - максимум, что могли получить от нее злопыхатели.
- Запашок преступности и опасности? Ух... А я думала, ты можешь только имбирный пряник унюхать, - не удержалась девушка от шутки и даже чутка усмехнулась, - Поверь мне, Кай - алкоголик похлеще меня. А так, как деньгами в этом мире нас жизнь не одарила, мы предпочитаем дешевые бары. Рядом с дешевыми барами всегда опасно, Гретти. Почаще в них захаживай и сама поймешь это. Шерсть на воротнике? А ты уверена, что я только доберов держу? Может, у меня доброе сердешко и я еще бездомных и беспородных псов приючаю. Доказательства у тебя ни к черту. Найди получше.
Белоснежка засунула руки в карман и облокотилась на стенку. Приближающаяся зима обещала быть холодной. Но Патриция была уверена, что и это не охладит пыл буйного и навязчивого детектива.
07:38:11 твой салат.
Если подумать, то сейчас становилось особенно тяжело. Отсутствие брата возложило на детектива работу весьма неприятную. Бумаги, лёгкие драки и дела абсолютно неважные - будто отвлекающий маневр среди чего-то очень важного. Неприятное ощущение не покидало Лису, ведь в лесу всегда приходилось...
еще...
Если подумать, то сейчас становилось особенно тяжело. Отсутствие брата возложило на детектива работу весьма неприятную. Бумаги, лёгкие драки и дела абсолютно неважные - будто отвлекающий маневр среди чего-то очень важного. Неприятное ощущение не покидало Лису, ведь в лесу всегда приходилось полагаться на интуицию. Как и в Детройте.
- Знаю, знаю. Презумпция невиновности, конечно же, но я имею право высказывания своих соображений. Возможно, здесь нет никакого отношения к тебе, но ты что-то знаешь, - она решила подойти с другой стороны, не напирая, а обходя чем-то мягким. Женщина часто меняла методы, если они не работали, но вряд ли бы это как-то повлияло на Уайт, - Я знаю, кто ты и что просто ищешь способы жить, но информация для меня очень важна. Я была бы рада знать что-то, если ты знаешь. Не уверена, что ты знаешь... - наигранно вздыхая в очередной раз, рыжая обошла Патрицию по дуге и стала достаточно близко, чтобы иметь непосредственно контакт, - Я не причиню тебя вреда и не имею возможности и желания посадить тебя, ведь ты уже становишься какой-то частью моей жизни. Каждый день мне что-то да говорят о тебе. Я думала, наши пути разошлись в том лесу... - Грета подняла глаза на небо, устало прикрывая их. Холодный воздух дул прямо в лицо Вон Аабрехейм, заставляя ту неприятно морщится, а щеки краснеть. Это напоминало о том дне, когда Грета впервые в жизни узнала, что бывает с потерянными и брошенными детьми.
- Я сомневаюсь, что твоя жизнь поменялась с того момента...- с особой грустью добавила Грета, скрестив руки на груди. Это было выражение некой печали и сожаления.
12:07:59 полоз.
Тут Уайт даже не удержалась и фыркнула. Так явно пытаться играть в хорошую девочку могла только Гретель. Гретель, которая только что пылала праведным гневом, обещая стереть с лица земли всех, кто причастен к преступлениям в этом городе. Гретель, засыпающая Пат всеми возможными подозрениями...
еще...
Тут Уайт даже не удержалась и фыркнула. Так явно пытаться играть в хорошую девочку могла только Гретель. Гретель, которая только что пылала праведным гневом, обещая стереть с лица земли всех, кто причастен к преступлениям в этом городе. Гретель, засыпающая Пат всеми возможными подозрениями. Гретель, выслеживающая ее и "гномов" по городу, в надежде стать свидетелем их преступлений. И сейчас, надо же, она знает, что Патриция просто ищет способ жить. Очень благородно. От таких речей аж дух захватывало. Не в самом хорошем смысле этого слова. Скорее от возмущения тем фактом, как нагло и бессовестно рыжая лисица перестраивалась от одного типа поведения в другой, словно бы забывая все слова, которые пятью минутами ранее хлестко кидала в лицо.
- Может, ты мне еще тут в любви признаешься, - не без ехидства спросила Уайт, чуть наклоняясь к Гретель и заглядывая той в лицо, - Я не часть твоей жизни. Я часть неприятных воспоминаний из твоего детства, крошка Гретти. Тех самых, в которых на тебя и брата налетает шайка бородатых мужиков с секирами, требуя все в обмен на ваши жизни. Единственное, с чем мы тогда не угадали, так это с тем, что у вас ничерта не было. Кто ж знал, а?
Она пожала плечами и выпрямилась, попутно отходя чуть подальше от рыжей. Не любила Пат, когда кто-то оказывался так близко. Вторжение в личное пространство, все дела. Наверное, именно поэтому у Белоснежки не складывалось с принцами. Они все время норовили нарушить личные границы и присосаться к ее губам, что девушка находила, как минимум, мерзким.
- Если ты знаешь, что я просто пытаюсь выжить, то ты прекрасно понимаешь и иное. Даже если бы я обладала информацией, то и не подумала бы нести ее вам. Ведь я люблю свою жизнь. А лишиться за длинный язык ее можно в любой момент.
пятница, 14 сентября 2018 г.
I was different then, I don't need them to be cool крuс. 21:31:13

КОГДА ВДРУГ ВРЕМЯ УСПЕЛО СЖАТЬСЯ­ ДО СЕКУНД?

когда кости вдруг обратились в железные прутья, когда вдруг стали такими тяжелыми, что даже пальцем не шевельнуть, когда обтягивающая эти железные кости кожа вдруг натянулась так сильно, вдруг стала такой тонкой, что начала рваться, когда вдруг тело стало таким тяжелым, что без чужой помощи ты попросту не мог передвигаться, а может быть и не хотел, когда вдруг ноги отказались тебя держать и ты всей этой грудой костей кожи и остатков мяса упал на земь, да так там и остался лежать потому, что тебе попросту похуй где лежать, и когда тебя поднимают, чтобы отвести в твою комнату, уложить на кровать, накрыть одеялом и оставить в полном одиночестве, вдруг понимаешь, что?...
я вот ничего не понял.
когда грудь наливается плавленным оловом, когда сердце заколотили гвоздями, а уши, нос и рот залили монтажной пеной, когда все, что ты можешь сказать - "все нормально", и, прежде чем вновь закашляешься, прежде чем вновь задохнешься, прежде чем вновь начнешь бить себя по груди лишь бы это прекратилось, успеешь пискнуть "оставьте меня", начнешь ценить слово.
и прежде чем на пороге твоей комнаты возникнет твой дружок-пирожок с презрением во взгляде и гневом в голосе, прежде чем твой дружок-пирожок разразится гневной тирадой о лени, беспечности, глупости, беспомощности и бесполезности, пойми, что...?
я ничего не понял.
прошло два года, а мои кости то железо, моя кожа все еще драный лоскут, грудина - олово, а уши, нос и рот запечатаны пеной. хоть презрения во взгляде близких нет.
показать предыдущие комментарии (3)
21:34:07 крuс.
сука почему вот у моего друга который хочет жить есть подозрение на рак а у меня такого бесполезного и тупого нет ваще ниче подозрительного кроме поноса
21:37:11 крuс.
у меня все друзья блять больные хромые тупые один яздоровый и красивый але
21:37:16 крuс.
ладно в принципе против ниче не имею
21:37:25 крuс.
просто счастья близким хочу
... Jill.Valentine в сообществе (Мусорка) 09:13:35

А я-слива­ лиловая­, спелая,­ садовая­.

­­

Категории: Silent Hill Revelation, Heather Mason, Dahlia Gillespie
.... огнесручий какаду 07:16:30
а вот эта статья, имхо, бред. Причем бред опасный, тем что, трендовый. Ох-хо-хо.(С)ВОЖДЬ
ВАИСТИНУ ГОВНО!!!!!!!!!!!!ЧТ­ОБ СДОХЛА АВТОР ВЫСЕРА И ВСЕ КТО С НЕЙ СОГЛАСЕН!!!!!!!!!!!­ПАСКУДА МРАЗЬ НЕНАВИЖУ!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!ОБИДНО Я БИСЮСЯ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!1

ЗООШЫЗА И ФЕМИНИЗМ НЕСОВМЕСТИМЫ!!!!!!!­!!!ФЕМИНИЗМ=ГУМАНИЗМ­, ПОТОМУ ЧТО БАБА=ЧЕЛОВЕК!!!!!!!­!!!А ЗООШЫЗА-ЭТО ЧЕЛОВЕКОНЕНАВИСТНИЧ­ЕСКОЕ ГОВНО!!!!!!!!!ЗООШЫ­ЗА ПОЯВЛЯЯСЬ В ФЕМИНИЗМЕ УНИЧТОЖАЕТ ИЗНУТРИ ВЕСЬ ФЕМИНИЗМ, УЩЕМЛЯЯ БАБ, ЗАСТАВЛЯЯ СТРАДАТЬ, ЖЕРТВОВАТЬ СОБОЙ РАДИ ГОВНОЖЫВОТНЫХ!!!!!!­!!!!!В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОМОЩЬ И ПРАВА И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОТНОШЕНИЕ ПОЛУЧАЮТ ТОЛЬКО ГОВНОЖЫВОТНЫЕ,А БАБЫ ПОЛУЧАЮТ ТОЛЬКО ПИЗДЮЛИ И ОБЯЗАННОСТИ!!!!!!!!­!ЧТОБ СДОХЛИ ВСЕ ВЕГАНЫ И ВСЯ ЗООШЫЗА И ВСЕ БЕЗДОМНЫЕ СОБАКИ!!!!!!!!!!1

угнетение женщин равно угнетению коров(C)
ЧТОБ СДОХЛИ ВСЕ КТО С ЭТИМ СОГЛАСЕН!!!!!!!!!КА­К С ХУЕМРАЗЯМИ РАЗГОВАРИВАЕШЬ-ДА НЕ КАЖДАЯ ХУЕМРАЗЬ ТАК БАБУ ОСКОРБИТ И УНИЗИТ ЗАГНОБИТ И БУДЕТ В ТАРЕЛКУ ЛЕЗТЬ К БАБЕ С ОСУЖДЕНИЕМ!!!!!!!!!­!!!

Категории: Долой зоошызу
четверг, 13 сентября 2018 г.
Я могу тебя очень ждать l Egao l 12:13:33
Я могу тебя очень ждать,
Долго-долго и верно-верно,
И ночами могу не спать
Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря
Облетят, как листва у сада,
Только знать бы, что всё не зря,
Что тебе это вправду надо!

Я могу за тобой идти
По чащобам и перелазам,
По пескам, без дорог почти,
По горам, по любому пути,
Где и чёрт не бывал ни разу!

Всё пройду, никого не коря,
Одолею любые тревоги,
Только знать бы, что всё не зря,
Что потом не предашь в дороге.

Я могу для тебя отдать
Всё, что есть у меня и будет.
Я могу за тебя принять
Горечь злейших на свете судеб.

Буду счастьем считать, даря
Целый мир тебе ежечасно.
Только знать бы, что всё не зря,
Что люблю тебя не напрасно!


Эдуард Асадов
1968


Категории: Тоска, Цитаты, Стихи
среда, 12 сентября 2018 г.
Rot Wie Die Liebe Эме 18:59:13
Длинные дороги неразборчиво поют под нашими шагами, гудят, как провода под напряжением, уютно и негромко, и всё вокруг словно бы припудрено тёплой пылью и зацеловано любвеобильной осенью. Смешивая закатную медь с тепловозным пеплом, воздух трепещет над метёлочками ковыля, бледными бетонными заборами и поперечинами шпал - скачи с одной на другую, чуть постукивая носком белой кроссовки по этим скрепам расстояния, или балансируй на бесконечной нити рельса, уводящей в иные миры. Все семафоры синие, словно цикорий, в этот вечер… и хочется петь, раскинув руки, необходимо вслух. Перекликаясь с птицами своим крылатым, воробьиным сердцем… Падая в за_край привычной и необходимой, как дыхание, реальности, ты оказываешься на улице Локомотивной, где из-под каждого забора самозабвенно лает на тебя лохматое кусало, пытаясь проломить калитку и полакомиться твоими лодыжками. И идёт рядом непостижимо-нагло курящее на ходу твоё ржавое счастье - в свитере цвета всех октябрей мира, в мягком мерцании умирающего дня. А где-то ракитой, окраиной взора скользит его иссиня-чёрная, крылатая тень, усмехаясь тихонечко и покачивая цепочками на запястьях, кулоном на горделивой шее. Тройственный союз, ничуть не отравленный ревностью - скорее, сшитый чувством странной общности таких разных душ, словно тонким и прочным трамвайным проводом, священной красной медью. Тепловозы перекликаются, ползая от края до края; их машинисты пьют кефир и курят «Приму», а за грузовым двором, в дебрях топинамбура, прячутся дощетчатые бараки и полосатые, как патиссоны, окраинные кошки без имён. И у растения с мелкими сливочными цветками и стручками, что так прекрасно лопать, сдавливая легонько пальцами - имени нет; а улица - Кузнечная, ей это очень идёт. Единственный маршрут, карминовой нитью прошивающий это вынесенное за скобки место - мой вечный возраст, eternal eighteen, и это символизирует, и на вкус как клубничный «Дайкири» (в тот же вечер, но уже в других декорациях). Мягкая пряжа воспоминаний длится, длится, как те дороги, и даже не верится, что всё это вместилось в два дня твоей свободы. Послесловие - сливовый кальян, поцелуй под костяникой и искрящаяся до сих пор внутри, дающая силы дышать искренность. И мы… вернёмся.
Триумфальная арка Энтрери . ADF 11:28:57
Дочитано 19.03.2016


Эрих Мария Ремарк


Подробнее…­­Опять кому-то некуда идти, подумал он. Это следовало предвидеть. Всегда одно и то же. Ночью не знают, куда деваться, а утром исчезают прежде, чем успеешь проснуться. По утрам они почему-то знают, куда идти. Вечное дешевое отчаяние – отчаяние ночной темноты. Приходит с темнотой и исчезает вместе с нею.

– Выпейте еще. Толку, конечно, будет мало, зато согревает. И что бы с вами ни случилось – ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным.

Даже в самые тяжелые времена надо хоть немного думать о комфорте. Старое солдатское правило.

На белом столе лежало то, что еще несколько часов назад было надеждой, дыханием, болью и трепещущей жизнью. Теперь это был всего лишь труп, и человек-автомат, именуемый сестрой Эжени и гордившийся тем, что никогда не совершал ошибок, накрыл его простыней и укатил прочь. Такие всех переживут, подумал Равик. Солнце не любит эти деревянные души, оно забывает о них. Потому-то они и живут бесконечно долго.

Разве ему понять эту бездыханность, это напряжение, когда нож вот-вот сделает первый разрез, когда вслед за легким нажимом тянется узкая красная полоска крови, когда тело в иглах и зажимах раскрывается, подобно занавесу, и обнажается то, что никогда не видело света, когда, подобно охотнику в джунглях, ты идешь по следу и вдруг – в разрушенных тканях, опухолях, узлах и разрывах лицом к лицу сталкиваешься с могучим хищником – смертью – и вступаешь в борьбу, вооруженный лишь иглой, тонким лезвием и бесконечно уверенной рукой… Разве ему понять, что ты испытываешь, когда собранность достигла предельного, слепящего напряжения и вдруг в кровь больного врывается что-то загадочное, черное, какая-то величественная издевка – и нож словно тупеет, игла становится ломкой, а рука непослушной; когда невидимое, таинственное, пульсирующее – жизнь – неожиданно отхлынет от бессильных рук и распадается, увлекаемое призрачным, темным вихрем, который ни догнать, ни прогнать… когда лицо, которое только что еще жило, было каким-то «я», имело имя, превращается в безымянную, застывшую маску… какое яростное, какое бессмысленное и мятежное бессилие охватывает тебя… разве ему все это понять… да и что тут объяснишь?

Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?

– Вы провансалец? – спросил он спокойно. Хозяин осекся.
– Нет. А что? – ошарашенно спросил он.
– Так, ничего. Мне просто хотелось вас прервать. Лучше всего это удается с помощью бессмысленного вопроса. Иначе вы проговорили бы еще целый час.
– Мсье! Кто вы такой? Что вам нужно?
– Наконец-то мы дождались от вас разумных слов.
Хозяин окончательно пришел в себя.

Он вытащил из кармана бумажку с именем, разорвал и выбросил. Забыть… Какое слово! В нем и ужас, и утешение, и обман! Кто бы мог жить, не забывая? Но кто способен забыть все, о чем не хочется помнить? Шлак воспоминаний, разрывающий сердце. Свободен лишь тот, кто утратил все, ради чего стоит жить.

­­– Но когда у человека уже нет ничего святого – все вновь и гораздо более человечным образом становится для него святым. Он начинает чтить даже ту искорку жизни, какая теплится даже в червяке, заставляя его время от времени выползать на свет. Не примите это за намек.
– Меня вам не обидеть. В вас нет ни капли веры, – Эжени энергично оправила халат на груди. – У меня же вера, слава Богу, есть!
Равик взял свое пальто.
– Вера легко ведет к фанатизму. Вот почему во имя религии пролито столько крови, – он усмехнулся, не скрывая издевки. – Терпимость – дочь сомнения, Эжени. Ведь при всей вашей религиозности вы куда более враждебно относитесь ко мне, чем я, отпетый безбожник, к вам. Разве нет?

Равик еще ни разу не был у Вебера. Тот от души позвал его к себе, а получилась обида. От оскорбления можно защититься, от сострадания нельзя.

– Что с ней делать?
– Поставь куда-нибудь. Любую вещь можно куда-нибудь поставить. Места на земле хватает для всего. Только не для людей.

– Нигде ничто не ждет человека, – сказал Равик. – Всегда надо самому приносить с собой все.

– Я… я должна была относиться к нему иначе… я была…
– Забудьте об этом. Раскаяние – самая бесполезная вещь на свете. Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить. Иначе все мы были бы святыми. Жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. Тому, кто совершенен, место в музее.

- Эжени, почему набожные люди так нетерпимы? Самый легкий характер у циников, самый невыносимый – у идеалистов. Не наталкивает ли это вас на размышления?

– Человек велик в своих замыслах, но немощен в их осуществлении. В этом и его беда, и его обаяние.

Помогай, пока можешь… Делай все, что в твоих силах… Но когда уже ничего не можешь сделать – забудь! Повернись спиной! Крепись! Жалость позволительна лишь в спокойные времена. Но не тогда, когда дело идет о жизни и смерти. Мертвых похорони, а сам вгрызайся в жизнь! Тебе еще жить и жить. Скорбь скорбью, а факты фактами. Посмотри правде в лицо, признай ее. Этим ты нисколько не оскорбишь память погибших. Только так можно выжить.

Когда жизнь так беспокойна, лучше не привыкать к слишком многим вещам. Ведь их всякий раз приходилось бы бросать или брать с собой. А ты каждую минуту должен быть готов отправиться в путь. Потому и живешь один. Если ты в пути, ничто не должно удерживать тебя, ничто не должно волновать. Разве что мимолетная связь, но ничего больше.

Давно, давно он уже не ждал никого так, как сегодня. Что-то незаметно прокралось в него. Неужто оно опять зашевелилось? Опять задвигалось? Когда же все началось? Или прошлое снова зовет из синих глубин, легким дуновением доносится с лугов, заросших мятой, встает рядами тополей на горизонте, веет запахом апрельских лесов? Он не хотел этого. Не хотел этим обладать. Не хотел быть одержимым. Он был в пути.
Равик поднялся и стал одеваться. Не терять независимости. Все начиналось с потери независимости уже в мелочах. Не обращаешь на них внимания – и вдруг запутываешься в сетях привычки. У нее много названий. Любовь – одно из них. Ни к чему не следует привыкать. Даже к телу женщины.

Равик улыбнулся.
– Если хочешь что-либо сделать, никогда не спрашивай о последствиях. Иначе так ничего и не сделаешь.

- Мы слишком много времени торчим в комнатах. Слишком много думаем в четырех стенах. Слишком много живем и отчаиваемся взаперти. А на лоне природы разве можно впасть в отчаяние?
– Еще как!
– Опять-таки потому, что мы очень привыкли к комнатам. А сольешься с природой – никогда не станешь отчаиваться. Да и само отчаяние среди лесов и полей выглядит куда приличнее, нежели в отдельной квартире с ванной и кухней. И даже как-то уютнее. Не возражай! Стремление противоречить свидетельствует об ограниченности духа, свойственной Западу. Скажи сам – разве я не прав? Сегодня у меня свободный вечер, и я хочу насладиться жизнью. Замечу кстати, мы и пьем слишком много в комнатах.

­­ – Посмотри, что с нами стало? Насколько мне известно, только у древних греков были боги вина и веселья – Вакх и Дионис. А у нас вместо них – Фрейд, комплекс неполноценности и психоанализ, боязнь громких слов в любви и склонность к громким словам в политике. Скучная мы порода, не правда ли? – Морозов хитро подмигнул.
– Старый, черствый циник, обуреваемый мечтами, – сказал Равик.
Морозов ухмыльнулся.
– Жалкий романтик, лишенный иллюзий и временно именуемый в этой короткой жизни Равик.

– Жила-была волна и любила утес, где-то в море, скажем, в бухте Капри. Она обдавала его пеной и брызгами, день и ночь целовала его, обвивала своими белыми руками. Она вздыхала, и плакала, и молила: «Приди ко мне, утес!» Она любила его, обдавала пеной и медленно подтачивала. И вот в один прекрасный день, совсем уже подточенный, утес качнулся и рухнул в ее объятия.
Равик сделал глоток.
– Ну и что же? – спросила Жоан.
– И вдруг утеса не стало. Не с кем играть, некого любить, не о ком скорбеть. Утес затонул в волне. Теперь это был лишь каменный обломок на дне морском. Волна же была разочарована, ей казалось, что ее обманули, и вскоре она нашла себе новый утес.

– Жоан, любовь – не зеркальный пруд, в который можно вечно глядеться. У нее есть приливы и отливы. И обломки кораблей, потерпевших крушение, и затонувшие города, и осьминоги, и бури, и ящики с золотом, и жемчужины… Но жемчужины – те лежат совсем глубоко.
– Об этом я ничего не знаю. Любовь – это когда люди принадлежат друг другу. Навсегда.
Навсегда, подумал он. Старая детская сказка. Ведь даже минуту и ту не удержишь!

– Странно, – сказала она. – Мне бы радоваться… А я не радуюсь…
– Так бывает всегда при расставании, Кэт. Даже когда расстаешься с отчаянием.
Она стояла перед ним, полная трепетной жизни, решившаяся на что-то и чуть печальная.
– Самое правильное при расставании – уйти, – сказал Равик. – Пойдемте, я провожу вас.

– Тогда плохи наши дела, – проговорил он.
– Почему?
– Через несколько недель ты узнаешь меня еще лучше и я стану для тебя еще менее неожиданным.
– Так же, как и я для тебя.
– С тобой совсем другое дело.
– Почему?
– На твоей стороне пятьдесят тысяч лет биологического развития человека. Женщина от любви умнеет, а мужчина теряет голову.

Но разве она не права? Разве красота может быть неправой? Разве вся правда мира не на ее стороне?

Острова ни от чего не спасают. Тревогу сердца ничем не унять. Скорее всего теряешь то, что держишь в руках, когда оставляешь сам – потери уже не ощущаешь.

Клочок бумаги! Все сводится к одному: есть ли у тебя этот клочок бумаги. Покажи его – и эта тварь тут же рассыплется в извинениях и с почетом проводит тебя, будь ты хоть трижды убийцей и бандитом, вырезавшим целую семью и ограбившим банк. В наши дни даже самого Христа, окажись он без паспорта, упрятали бы в тюрьму. Впрочем, он все равно не дожил бы до своих тридцати трех лет – его убили бы намного раньше.

– Зачем весь этот разговор? Я немного устал, мне надо снова привыкать ко всему. Это действительно так. Странно, как много думает человек, когда он в пути. И как мало, когда возвращается.

Она выпрямилась и откинула назад волосы.
– Ты не смеешь оставлять меня одну. Ты отвечаешь за меня.
– Разве ты одна?
– Ты отвечаешь за меня, – повторила она и улыбнулась.
Какую-то долю секунды ему казалось, что он ненавидит ее, ненавидит за эту улыбку, за ее тон.
– Не болтай глупостей, Жоан.
– Нет, ты отвечаешь за меня. С нашей первой встречи. Без тебя…
– Хорошо. Видимо, я отвечаю и за оккупацию Чехословакии… А теперь хватит. Уже рассвело, тебе скоро идти.
– Что ты сказал? – Она широко раскрыла глаза. – Ты не хочешь, чтобы я осталась?
– Не хочу.
– Ах вот как… – произнесла она тихим, неожиданно злым голосом. – Так вот оно что! Ты больше не любишь меня!
– Бог мой, – сказал Равик. – Этого еще не хватало. С какими идиотами ты провела последние месяцы?

­­– И зачем только живет человек?
– Чтобы размышлять над смыслом жизни. Есть еще вопросы?
– Есть. Почему, вдоволь поразмыслив и в конце концов набравшись ума, он тут же умирает?
– Немало людей умирают, так и не набравшись ума.
– Не увиливай от ответа. И не вздумай пересказывать мне старую сказку о переселении души.
– Я отвечу, но сперва позволь задать тебе один вопрос. Львы убивают антилоп, пауки – мух, лисы – кур… Но какое из земных существ беспрестанно воюет и убивает себе подобных?
– Детский вопрос. Ну конечно же, человек – этот венец творения, придумавший такие слова как любовь, добро и милосердие.
– Правильно. Какое из живых существ способно на самоубийство и совершает его?
– Опять-таки человек, выдумавший вечность, Бога и воскресение.
– Отлично, – сказал Равик. – Теперь ты видишь, что мы сотканы из противоречий. Так неужели тебе все еще непонятно, почему мы умираем?
Морозов удивленно посмотрел на него.
– Ты, оказывается, софист.

Слова, подумал Равик… Сладостные слова. Нежный, обманчивый бальзам. Помоги мне, люби меня, будь со мною, я вернусь – слова, приторные слова, и только. Как много придумано слов для простого, дикого, жестокого влечения двух человеческих тел друг к другу! И где-то высоко над ним раскинулась огромная радуга фантазии, лжи, чувств и самообмана!.. Вот он стоит в этой ночи расставания, спокойно стоит в темноте, а на него льется дождь сладостных слов, означающих лишь расставание, расставание, расставание… И если обо всем этом говорят, значит, конец уже наступил. У бога любви весь лоб запятнан кровью. Он не признает никаких слов.

В древнегреческом отделе перед Венерой Милосскои шушукались какие-то девицы, нисколько на нее не похожие. Равик остановился. После гранита и зеленоватого сиенита египтян мраморные скульптуры греков казались какими-то декадентскими. Кроткая пышнотелая Венера чем-то напоминала безмятежную, купающуюся домохозяйку. Она была красива и бездумна. Аполлон, победитель Пифона, выглядел гомосексуалистом, которому не мешало бы подзаняться гимнастикой. Греки были выставлены в закрытом помещении, и это их убивало. Другое дело египтяне: их создавали для гробниц и храмов. Греки же нуждались в солнце, воздухе и колоннадах, озаренных золотым светом Афин.

Я медленно бреду мимо этих витрин, полных сверкающей мишуры и драгоценностей. Я засунул руки в карманы и иду, и кто ни посмотрит на меня, тот скажет, что я просто вышел на обычную вечернюю прогулку. Но кровь во мне кипит, в серых и белых извилинах студенистой массы, именуемой мозгом, – ее всего-то с две пригоршни, – бушует незримая битва, и вот вдруг – реальное становится нереальным, а нереальное – реальным. Меня толкают локтями и плечами, я чувствую на себе чужие взгляды, слышу гудки автомобилей, голоса, слышу, как бурлит вокруг меня обыденная, налаженная жизнь, я в центре этого водоворота – и все же более далек от него, чем луна… Я на неведомой планете, где нет ни логики, ни неопровержимых фактов, и какой-то голос во мне без устали выкрикивает одно и то же имя. Я знаю, что дело не в имени, но голос все кричит и кричит, и ответом ему молчание… Так было всегда. В этом молчании заглохло множество криков, и ни на один не последовало ответа. Но крик не смолкает. Это ночной крик любви и смерти, крик исступленности и изнемогающего сознания, крик джунглей и пустыни. Пусть я знаю тысячу ответов, но не знаю единственного, который мне нужен, и не узнаю никогда, ибо он вне меня и мне его не добиться…

Прекрасная женщина, лежащая перед ним, мертва. Она сможет еще жить, но, в сущности, она мертва. Засохшая веточка на древе поколений. Цветущая, но уже утратившая тайну плодоношения. В дремучих папоротниковых лесах обитали огромные человекоподобные обезьяны. Они проделали сложную эволюцию на протяжении тысяч поколений. Египтяне стоили храмы; расцвела Эллада; непрерывно продолжался таинственный ток крови, вздымавшийся все выше и выше, пока не появилась эта женщина; теперь она бесплодна, как пустой колос, и ей уже не продолжить себя, не воплотиться в сына или в дочь. Грубая рука Дюрана оборвала цепь тысячелетней преемственности. Но разве и сам Дюран не есть результат жизни тысячи поколений? Разве не цвела также и для него, для его поганой бороденки Эллада и эпоха Ренессанса?

Кэт сидела в углу и молчала. Равик курил. Он видел огонек сигареты, но не чувствовал дыма, словно в полутьме машины сигарета лишилась своей материальности. Постепенно все стало казаться ему нереальным – эта поездка, этот бесшумно скользящий под дождем автомобиль, улицы, плывущие мимо, женщина в кринолине, притихшая в уголке, отсветы фонарей, пробегающие по ее лицу, руки, уже отмеченные смертью и лежащие на парче так неподвижно, словно им никогда уже не подняться, – призрачная поездка сквозь призрачный Париж, пронизанная каким-то ясным взаимопониманием и невысказанной, беспричинной грустью о предстоящей разлуке.
­­
Кэт попросила шофера остановиться.
Они прошли несколько кварталов вверх, свернули за угол, и вдруг им открылся весь Париж. Огромный, мерцающий огнями, мокрый Париж. С улицами, площадями, ночью, облаками и луной. Париж. Кольцо бульваров, смутно белеющие склоны холмов, башни, крыши, тьма, борющаяся со светом. Париж. Ветер, налетающий с горизонта, искрящаяся равнина, мосты, словно сотканные из света и тени, шквал ливня где-то далеко над Сеной, несчетные огни автомобилей. Париж. Он выстоял в единоборстве с ночью, этот гигантский улей, полный гудящей жизни, вознесшийся над бесчисленными ассенизационными трубами, цветок из света, выросший на удобренной нечистотами почве, больная Кэт, Монна Лиза… Париж…
– Минутку, Кэт, – сказал Равик. – Я сейчас.
Он зашел в кабачок, находившийся неподалеку. В нос ударил теплый запах кровяной и ливерной колбасы. Никто не обратил внимания на его наряд. Он попросил бутылку коньяку и две рюмки. Хозяин откупорил бутылку и снова воткнул пробку в горлышко.
Кэт стояла на том же месте, где он ее оставил. Она стояла в своем кринолине, такая тонкая на фоне зыбкого неба, словно ее забыло здесь какое-то другое столетие и она вовсе не американка шведского происхождения, родившаяся в Бостоне.
– Вот вам, Кэт. Лучшее средство от простуды, дождя и треволнений. Выпьем за город, раскинувшийся там, внизу.
– Выпьем, – она взяла рюмку. – Как хорошо, что мы поднялись сюда, Равик. Это лучше всех празднеств мира.
Она выпила. Свет луны падал на ее плечи, на платье и лицо.
– Коньяк, – сказала она. – И даже хороший.
– Верно. И если вы это чувствуете, значит, все у вас в порядке.
– Дайте мне еще рюмку. А потом спустимся в город, переоденемся и пойдем в «Шехерезаду». Там я отдамся сентиментальности и упьюсь жалостью к самой себе. Я попрощаюсь со всей этой мишурой, а с завтрашнего дня примусь читать философов, составлять завещание и вообще буду вести себя достойно и сообразно своему положению.


Категории: Книги, Цитаты


днев > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
ну пожалуста, не знала что кругом одни...
Нужен ПРОФИ диз для сообщества.Жела...
ну???
пройди тесты:
Кто ты из Наруто
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх